Кастинг на СТБ (случай из практики)

Один из обычных робочих дней. Выдалась минутка свободная между приемом пациентов и подготовкой годового отчета по работе медучреждения, которое возглавляю вот уже который год.

Звонок на мобильный – на тот номер, который давно выложен в сети Интернет, как контакт для пациентов.

Ну, в общем, звонок…

– Алло, говорите.

– Здравствуйте, это вас беспокоят из канала «СТБ». Мы хотели бы вас пригласить к нам на кастинг, на запись интервью.

– Ок. В связи с чем интервью?

– Мы планируем снимать медицинскую передачу. Мы хотели бы, чтобы ведущий был врач. Вы не могли бы к нам подъехать?

– А какой формат передачи?

– Ну, вот врач будет обсуждать с экспертами разные интересные медицинские случаи и объяснять аудитории интересные и полезные подробности, связанные с этим заболеванием на примере конкретного пациента.

– Так а в чем новизна? Это давно заезженный формат и подобные передачи уже в большом количестве присутствуют в эфире.

– Нет, что вы! Такой – еще не было!

– Хорошо. Давайте попробуем.

Договорилсь о дне и времени интервью-кастинга.

Девушка, с который мы общались по телефону, заблаговременно выслала на мой е-mail вопросы, которые будут звучать на интервью. Как она сама заметила, вопросы эти – «философского» характера. По их задумке, я должен был подготовиться и красиво ответить на них во время интервью. Вот эти вопросы:

1) Какие новые медицинские факты и недавние открытия удивили и шокировали даже Вас?

2) Назовите самый распространенный миф о болезни или самодиагностике, с которым Вы сталкиваетесь в своей практике

3) Назовите факт о болезни, который сможет удивить зрителя

4) С какими самыми невероятными историями болезни в своей практике Вы сталкивались?

Первое впечатление – какое-то полное уныние. Я почему-то сразу представил себя семейным врачом, которые в стопятьсотый раз, и вновь безуспешно, подает прошение принять его в сельский фельдшерско-акушерский пункт на работу хоть кем-нибудь!

Ну, честно, вопросы – постные, заезженные, совершенно не интересные и чересчур формальные. Как может раскрыться человек, когда ему дают такой унылый задел, а как для врача, так еще и примитивный?!

Ладно, думаю, такие правила. Возможно это для того, чтобы было с чего начать разговор, от чего-то оттолкнуться. Ну и так далее, в том же духе. Не идти же в чужой монастырь со своим уставом.

В назначенный день и час приезжаю на канал, в студию, где проводится запись. Меня встречает милая девушка, которая со мной созванивалась, по всей видимости – работник этого канала. Кроме нее в студии присутствовал молодой человек, он же оператор и, как оказалось, он же и проводит эти, так называемые, кастинги.

В голове проскочила мысль: а почему бы мне время от времени не привлекать к осмотрам пациентов своего главного инженера. Он у меня, может и не настолько молод, как этот оператор, но тоже очень опытный специалист с разносторонними интересами. В общем, надо будет обсудить с ним этот вопрос.

Перед началом интервью я попытался выяснить формат передачи, для которой проводится кастинг. К сожалению, мне это удалось примерно с четвертой попытки. Нет, это не тайна, конечно, просто молодой человек отвечал настолько витиевато, что без массы дополнительных наводящих вопросов выудить ответ не удавалось.

Это обычная ситуация в практике психотерапевта, по этому, я все таки у него узнал как это все должно выглядеть. Ну, по крайней мере, мне кажется что узнал…

Начали с первого вопроса: «Какие новые медицинские факты и недавние открытия удивили и шокировали даже Вас?»

– Да никакие, – шокировал уже я оператора. – Какого-то революционного, удивительного открытия в медицине за последние годы не припомню, а восхищаться старыми…

– Ну как?! Разве вам не известно, чего-то такого, что очень интересное, удивительное произошло?! Что необычное в медицине?! Расскажите о таком.

– Молодой человек, я вам честно говорю: за последнее время ничего сверхъестественного и страшно удивительного, по крайней мере для меня, припомнить не могу. Может, как то перефразируем вопрос в такой, чтобы я смог выразить свои эмоции? Я же правильно понимаю, вы хотите увидеть мои эмоции, эмоционально окрашенный рассказ?

– Нет. Мне нужно, чтобы вы рассказали о каком-то медицинском факте, который шокировал вас.

– Тогда проехали. Давайте дальше.

Про себя подумал: странное какое-то интервью. Или я молодого человека не понимаю, или он не знает, чего хочет от интервьюируемого. Ладно. Посмотрим, что будет дальше.

Оператор настаивает на том, чтобы я все же рассказал ну хоть о каком-нибудь интересном для меня факте из области медицинских новинок.

Ок. Рассказываю о том, что мне интересны темы клеточной терапии, 3D-принтеров, на которых можно будет «наспечатать» органы и о нанотехнологиях в диагностике. Да, мне это интересно, я об этом много читал, интересовался, даже каким-то боком принимаю участие, но это все равно не тот случай, когда рассказчик говорит, выпучив глаза и пуская слюну от эмоций. По реакции молодого человека, вижу, что он хочет именно этого. Ему нужно записать яркий, эмоционально окрашенный рассказ и с этой целью он пытается «раскрыть» собеседника.

Еще раз спрашиваю:

– Вы хоте увидеть мои эмоции? Может, давайте поговорим о том, что мне на самом деле интересно, а не о моей ежедневной рутине? Вы ж не забывайте, что я врач, и у меня совершенно иные взгляды на вещи, которые для вас могут быть интересными. Нередко то, что для вас – потрясающий факт, для врача – просто скучная рутина. Вы это понимаете?

После этого, молодой человек, видимо, немного на меня обиделся. Начался непрерывный монолог про то, что на его веку встречалось много разных врачей на кастингах и т.д и т.п.. Речь – минут на пять. Затем он резюмировал: – Ну, в общем, перспектив мало. Мы с вами замучаемся. Ну, ладно, попробуем еще один вопрос.

– Давайте попробуем последний. С какими самыми невероятными историями болезни в своей практике Вы сталкивались?

– Молодой человек, вся моя работа – один большой невероятный случай. Психотерапия удивительна тем, что не бывает двух одинаковых случаев. Каждый из них, как новый удивительный мир с самыми невероятными и неповторимыми событиями…

Тут я замечаю, что он меня совершенно не слушает, а эмоционально рассказывает что-то свое, пытаясь меня перекричать. Замолкаю. Слушаю.

– Вот вы не понимаете того, о чем я вас прошу. Мне нужно, чтобы вы вспомнили какую-то невероятную историю из своей практики!

– Так вы ж меня не слушаете, вы ж не даете ничего рассказать. И вообще, откуда мне знать, что для вас интересно? Ведь чаще всего, «интерес» случая не в том, что именно произошло, а в том, как его преподносят! В том, как вы расскажете о нем! А как я могу рассказать, если вы меня постоянно перебиваете и прерываете?

Честно говоря, «интервью» к этому времени начало откровенно утомлять. Оно, скорее, напоминало разговор глухого с немым. При этом оказалось, что глухой к тому же и читать не умеет или не хочет.

Уважаемый читатель, вы только не подумайте, что ребята из телеканала у меня вызвали какой-то негатив. Нет и еще раз нет! Милая девушка все время нашего общения смирно сидела на стульчике вдали от камер, время от времени хихикая в унисон с молодым человеком в процессе нашего с ним общения-кастинга. Сам же молодой человек – достаточно обаятельный, приятный в общении, ну может чуточку несдержанный. И это не удивительно – никуда не денешь издержки творческой работы.

На самом деле, суть этой истории в следующем.

Если нужно добиться хорошего результата, необходимо поручать работу компетентным людям. Людям, которые знают и понимают свою задачу и имеют соответствующий опыт.

К концу этого так называемого кастинга, мне вспомнился анекдот.

Судят гинеколога. Судья его спрашивает: «За что вы убили цыганку? Вы же уважаемый в городе гинеколог, интеллигентный, опытный врач, заведующий гинекологическим отделением нашей городской больницы уже много лет! – Ну что вам сказать, господин судья. Это был обычный день. Три гинекологических операции. Четыре аборта. Девять женщин посмотрел на гинекологическом кресле… В общем, устал за день. Вечером иду домой, захожу в подъезд, а мне цыганка на встречу: «Дядя, дай десять рублей, а я тебе за это писю покажу!».

Молодой человек все это время пытался вызвать у меня во время общения эмоции. И эти эмоции по задумке должны быть не наигранными, а самыми что ни на есть настоящими. Никаких имитаций! (что совершенно правильно). Он хотел раскрыть собеседника. Для этого были придуманы вопросы, которые, по его мнению, лучше всего подходят для этих целей при общении со «среднестатистическим» врачом.

Ему даже в голову не пришло, что «среднестатистических» не бывает, а умение вести беседу – это искусство. Особенно, если ты общаешься с врачом, основная задача которого в первую очередь – слушать и говорить. К сожалению, все мои попытки помочь ему, объяснить ошибку, просто не воспринимались. А жаль… Могла получиться интересная передача, если бы каждый был на своем месте и занимался своим делом, как завещал незабвенный профессор Преображенский.

Вернуться
 
Рейтинг@Mail.ru УКРМЕД - Каталог Медичних Сайтiв в Українi MedLinks - Вся медицина в Интернет